Война, мир и нос в табаке

Война, мир и нос в табаке

Война, мир и нос в табаке

«Пламень и нега Востока» в Царицыно

Бравируя внушительным списком музеев-участников, выставка действительно во многих подробностях рассказывает о русской одержимости османским Востоком — и державной, и самой что ни на есть будничной. Кофейники, кофемолки, кофейные сервизы, восточные коврики, турки фарфоровые, турки лубочные, турки, вышитые бисером (для украшения и кошельков, и, конечно, курительных трубок). Зарисовки «турецких типов» и видов Стамбула (тут уже без флера и без театра, на документально-этнографический лад) сначала в основном западные — вроде гравюр с дервишами из «Ceremonies et coutumes…» Бернара Пикара, а потом и наши — вплоть до Айвазовского. Ну и, разумеется, одалиски, одалиски и одалиски. И если в 1770-е у Ангелики Кауфман гаремная вышивальщица наглухо одета и даже щиколотки зрителю не кажет, то уж в живописи романтизма у одного только Брюллова масса примеров: насельницы сералей совершают туалет, делают маникюр и общаются с товарками, блистая костюмами Евы. Ну или Хаввы.

Наш сайт использует cookie-файлы, которые помогают нам оценить работу сайта. Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов и учет вашего посещения. Это совершенно безопасно!